Родственники Сергея Лузянина потребовали возместить вред от его уголовного преследования

Напомним, Сергея Лузянина осудили в апреле 2014 года. Его обвиняли в том, что он сдавал в аренду наиболее ликвидные помещения Центрального рынка по заниженной цене, а также в растрате средств. Кроме того, Сергею Евгеньевичу вменяли «насильственные действия в отношении представителя власти» (ст. 318 УК) – по версии следствия, во время задержания Лузянин сломал оперативнику Андрею Лобанову 4 ребра.

Судья Первомайского суда Вера Суворова переквалифицировала действия Лузянина по эпизоду с нападением на полицейского с ч.2 ст. 318 УК РФ на более мягкую (ч.1 ст. 318 УК РФ). Она посчитала, что причиненные Лобанову повреждения не опасны для жизни и здоровья. В областном суде статью вновь изменили на более тяжкую.

По остальным двум эпизодам уголовного дела суд оправдал Лузянина и признал за ним право на реабилитацию. Сергей Евгеньевич скончался по дороге в СИЗО незадолго до освобождения, позднее его дочери потребовали возместить вред от уголовного преследования Лузянина по статьям «растрата» и «превышение полномочий».

По информации интернет-портала «Newsler», 22 сентября 2016 года Первомайский суд частично удовлетворил требование дочерей Лузянина и взыскал с Минфина РФ 6 миллионов 528 тысяч 914 рублей. Эта сумма или ее часть (решения судов не позволяют сделать однозначного вывода) представляет собой расходы на адвокатов.

Минфин с такой суммой, однако, не согласился: стороны прошли через апелляцию, кассацию (обжалование решения, вступившего в силу) и уже подходят к завершению второго круга стадий. По мнению ведомства, расходы на адвокатов явно завышены.

В кассации президиум областного суда Кировской области встал на сторону Минфина. В постановлении указано, что расходы на оплату юридической помощи должны быть реальными, разумными и понесенными по необходимости.

«Само по себе наличие [у Лузянина] материальной возможности нанять нескольких адвокатов, пользоваться их услугами при обстоятельствах, не связанных с производством по уголовному делу, выплачивая вознаграждение в значительном размере, не означает, что понесенные им расходы подлежат безусловной выплате в полном размере за счет казны РФ его наследникам», — говорится в решении.

Адвокатов у Сергея Евгеньевича действительно было много. Его защищала Ирина Катаева, Сергей Носков, Наталья Шмарова, Олеся Карнаухова, Елена Юлова, а также одна из дочерей. А почему облсуд решил, что деятельность адвокатов не была связана с производством по делу?

Дело в том, что в постановлении Первомайского суда значится: один из защитников посетил Лузянина 96 раз, другой – 21 раз, третий – 10, четвертый – 30. Пятый 62 раза выезжал в Киров и 4 раза в Нижний Новгород.

Облсуд посчитал, что в первой инстанции не проверили все эти обстоятельства: по мнению президиума, суду следовало узнать, зачем адвокаты навещали Лузянина в СИЗО, зачем ездили в командировки, какую юридическую помощь при этом оказывали, в каких следственных действиях принимали участие.

Кроме того, конечной датой трат на адвокатов Первомайский суд посчитал не день признания за Лузяниным права на реабилитацию, а день обращения его наследников в суд за возмещением расходов – то есть спустя более 2-х лет после этой даты.

В кассации в итоге решили вернуть дело обратно в Первомайский суд. Судья Сергей Масленников рассмотрел его 16 марта 2017. Заявление дочерей Лузянина, как следует из информации на сайте суда, было удовлетворено. Однако сумма, которую они потребовали в этот раз, не раскрывают.

В настоящее время заявление о возмещении вреда наследникам Сергея Лузянина как реабилитированного лица снова находится в кассации в областном суде. В производство дело поступило в начале мая, на его рассмотрение у суда есть месяц.

Поделиться новостью:
Поделиться новостью:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*